До РВР-2015

Страницы пользователей

You are not allowed to upload files to the server!'
Как не следует ехать PBP, если Вы хотите закончить его менее чем за 50 часов)

Эта история датируется временем до вступления Теда в велоклуб. В течение ряда лет она жила на web сайте «Le Club vйlo randonneurs de Montréal», и она- все еще там.

(PBP 1991)

Тед Милнер

© Авторское право 1991, Тед Милнер

Перевод: к.г.н. А.Ф. Тетерина

Предисловие: статья на английском языке было взята с сайта ВелоПитера http://www.velopiter.spb.ru/, (конкретно она находилась на сайте велоклуба «Нева-марафон» http://www.velopiter.spb.ru/neva/index.htm). Перевод потребовал некоторой литературной обработки. Основную суть и особенности изложения постарался сохранить, как в оригинале.

Эта статья, считаю, будет полезна достаточно продвинутым российским веломарафонцам, ибо тактика играет огромную роль, когда Вы стремитесь максимально использовать свои силы или выиграть у равных по силам соперников.

А самый главный соперник на любом марафоне -это Вы сами! И только потом -другие марафонцы, дорожные и погодные условия и т.п.!

Итак Вашему вниманию прелагается перевод Теда Милнера , канадского веломарафонца , который в 1991 г. преодолел дистанцию ПБП (около1250 км) за 64 часа 11 минут.

Мои надежды финишировать где-нибудь в головной части группы 80 часов были поколеблены на старте, где я обнаружил около 600 велосипедистов, вытянувшихся в длинную линию передо мной, которые после сигнала стартера понеслись с головокружительной скоростью.

В течение более чем двух часов я полностью выложился, продвигаясь медленно по этой линии, заполняя пробелы, которые открывались, когда велосипедисты снижали темп. Конечно хоть иногда я должен был бы смотреть на мой велокомпьютер и думать своей головой, поскольку нередко вспыхивали цифры 50 км/час. Этот темп был убийственен. Я знал, что я буду расплачиваться за это, но тем не менее я нажал и нажимал, перемещаясь вперед.

Я преуспел в этом, но какой ценой. Я провел незабываемые моменты в лидерах, пролетая в темпе автомобиля через небольшие деревни. Это должно было закончиться когда-нибудь. В конечном счете, я переместился обратно. Я сказал Джо и Силии (мой экипаж поддержки), что мы вряд ли будем делать первую контрольную точку меньше чем через 4,5 часа. Однако, мы прошли через большую волну прежде, чем 4 часа миновали.

Поскольку я остановился, чтобы обменивать велофляги, велосипедисты пролетели мимо. Я потерял точку опоры и был в отчаянии, не наблюдая лидеров снова, когда меня настигла пара американцев на тандеме. Эти парни были моторами! Я позже узнал, что капитан этого динамического дуэта был Пит Пенсейрес, двукратный победитель Гонки через Америку. Я воспользовался этим, прикрытый тандемемом и отчаянно цепляющийся, когда они, как ракеты, cпускались с холмов.

Вскоре мы воссоединились с группой. Я расслабился, но они понеслись через толпу с намерением достать реальных лидеров. Поскольку имелась маленькая группа, состоящая из двух одиночек и тандема, где-то перед нашей группой из 25 или около того велосипедистов. Мы добрались до следующего контрольного пункта, проехав 221 км за 6,5 часов.

К этому времени мы достигли холмов. Я потерял мою группу снова, выходя c контрольного пункта, и должен был упорно продолжать ехать один, чтобы восстановить потерянный контакт. Темп замедлился достаточно к этому времени, что я был способен вновь зацепиться, хотя мои ноги постепенно умирали. Я только был способен остаться с ними чуть более часа прежде, чем они бросили меня при подъеме на холм. От этой точки я был предоставлен самому себе.

Я зарегистрировался в пункте 300 км после 9 часов 42 минут, приблизительно через 15 минут позади остальной части группы.

Мы ехали всю ночь. День пришел яркий и солнечный. Температура повышалась в течение дня, достигнув 33 градусов Цельсия. Иногда днем, я чувствовал, что начинаю засыпать на велосипеде, поэтому я ушел с дороги в поле и прилег для короткого отдыха.

Я сделал ошибку, оставшись на солнце. Когда я пробудился и попробовал взобраться на мой велосипед, я поскользнулся и упал. Я, должно быть, получил солнечный удар, потому что мое сердце начало биться настолько дико, что я испугался, что моя поездка закончена. К счастью, это прошло через несколько минут, и скоро я был на моем пути снова.

После потери контакта с другими велосипедистами мой темп значительно замедлился. Не слишком поздно после полудня вещи начали приобретать очертания и смысл. Я достиг Бреста через 24 часа. Все было не так уж плохо. Как всегда, Джо и Силия были там, чтобы встретить меня.

Вот где я и сделал мою вторую большую ошибку (моя первая заключалась в том, что не прибыл на старт достаточно рано, чтобы быть в первых рядах). Я должен был бы поспать пару часов. Вместо этого я взобрался на мой велосипед и отъехал, имея солнце за моей спиной и ветер в лицо.

Это был слишком сильный ветер. Это было медленное продвижение. Один. Борьба со свежим бризом (примечание переводчика: бриз - ветер на берегу морей и больших озер, изменяющий свое направление в течение суток: дневной (морской ) бриз дует с моря на сушу, ночной (береговой) бриз - с побережья на море, смена берегового бриза на морской происходит около полудня, морского на береговой - вечером, бризовая циркуляция проникает от береговой линии на десятки километров). Непрерывное восхождение в сгущающихся сумерках.

Поскольку ночь наступила, я столкнулся с непрерывной цепью приближающихся велосипедистов, тысяча накаленных добела точек, вытянутых по невидимому потоку (не смешивать с точками cвета Джорджа Буша).

Мой мозг решил, что пришло время закрыть вычислительный центр. Сенсорная информация приходила в, но она начала игнорироваться. Дорога как бы вошла из фокуса. Она исчезала и затем вновь появлялась. Изображения стали слишком редкими, чтобы по ним ориентироваться.

Я остановился и лег в колючую траву на некоторое время. Я не знаю, как долго я спал. Этот сценарий повторился полдюжины раз или больше в течение ночи и на следующий день. Я, возможно, спал 15 минут, или полчаса или час, я не сохранил это в памяти.

Большую часть пути я сражался один. Иногда меня настигали или я настигал другого одинокого велосипедиста, или пару, или трио. И всегда, Джо и Силия, а позже и Кен (который присоединился к ним после поворота) ожидали в контрольных пунктах со словами поддержки. Они наблюдали нас, словно струйка, сочащихся по неровной дороге и утомленных ветром.

Я получил умеренную диарею на второй день, вероятно, как результат действия жары предыдущего дня на содержание моих велофляг, в которых был высокоуглеводный напиток. Я часто должен был резко отклониться с пути у ближайшей преграды, чтобы освободить кишечник.

На третью ночь, после пробуждения от сна в течение неопределенного времени на автобусной остановке у дороги, меня настигала маленькая группа (трио или квартет, я не могу вспомнить теперь). Мы объединили усилия, но темп колебался так сильно, так как мы меняли дежурных лидеров, что в конечном счете трое из нас вырвались вперед, чтобы бросить собственный вызов встречному ветру.

Простое присутствие других колес, изменяющиеся позиции в седле были достаточным новым стимулом, чтобы встряхнуть мой мозг. Через несколько часов я боролся вновь.

Теперь мы ехали только вдвоем. Я был должен концентрироваться на каждом нажатии педали. Поскольку мир исчез, я должен был трясти своей головой и толкать мое тело в тщетном усилии, чтобы заставить его вновь появиться. С усилием Геракла я сумел сохранять сенсорные каналы, минимально занятые последние 10 км до контрольного пункта. Там я поспал пару часов, готовясь к финальному броску на Париж.

Я не останавливался снова. Даже после пропуска поворота и потери около часа для возвращения на маршрут, я нажимал устойчиво против ветра. Поскольку Париж приближался, я атаковал ветер с возобновленной силой. Скотт Диксон (победитель, который закончил приблизительно на 20 часах раньше) выехал на веселую прогулку, в то время, как я стремился к конечному пункту. Я не узнал его в то время, но я осознал, что другой велосипедист прикрыл меня сзади в то время, как я ускорился на светофоре. Затем он ушел.

Я пересек финишную черту, проехав около1250 км за 64 часа 11 минут. Несколькими минутами позже появился Скотт Диксон, пораженный моим сильным финишем.

Я узнал позже, что я закончил первым среди канадцев (нас было более 80) и установил новый канадский рекорд. В целом, думаю, что я закончил где-нибудь в числе первых 150, хотя я еще не видел официальные результаты. Я уже планирую свою стратегию для следующего PBP. Я убежден, что вполне возможно преодолеть этот маршрут менее, чем за 50 часов.

Послесловие с некоторым анализом:

Для анализа воспользуемся информацией, которая содержится в данной статье, по прохождению канадским веломарафонцем Тедом Милнером дистанции марафона «Париж-Брест-Париж» в 1991 году.

Минимально обработанные данные для удобства сведены в таблицу 1.

Таблица 1

Прохождение Тедом Милнером дистанции веломарафона «Париж-Брест-Париж» в 1991 г.

Контрольный

Время

Скорость, км/час

пункт

прохождения

средняя по маршруту

средняя между контрольными пунктами

221 км

6:30

34,0

34,0

300 км

9:42

30,93

27,81

625 км

24

26,04

19,23

1250 км

64:11

19,48

15,55

Общий старт сам по себе заводит, особенно человека без соответствующего опыта или склонному поддаваться воздействию огромной толпы коллег-фанатов (коллективный гипноз). Кроме неоправданно высокой скорости в начале дистанции, общие старты нескольких сотен велосипедистов чреваты столкновениями, завалами и т.п. Конечно раздельный старт, когда участники стартуют через определенные интервалы времени, более оптимален со многих точек зрения. Но общий старт на марафонах (беговых, лыжных, велосипедных и т.п.) - это давняя традиция, от которой организаторы ПБП вряд ли откажутся.

На протяжении всего маршрута скорость неуклонно падала: средняя скорость по маршруту - от 34 до 19,48 км/час, а средняя скорость между контрольными пунктами - от 34 до 15,55 км/час. Следует отметить, что после Бреста уменьшению скорости способствовал еще и достаточно сильный встречный ветер.

Наберемся смелости и выскажет ряд критических замечаний в адрес канадского веломарафонца. Знать - понимать - делать - это три совершенно различные вещи! Тед Милнер знал и понимал, но ничего не делал, чтобы скорректировать свой «убийственный темп»!

Здесь сам напрашивается вариант езды в группе примерно одинаково подготовленных веломарафонцев-канадцев.

Так как участников много, то вполне жизнеспособен второй вариант индивидуального прохождения дистанции без привлечения земляков, ведь попутчики все равно найдутся. Но в обоих случаях скорость на начальном этапе необходимо было держать ниже.

Относительно утомления, отдыха и сна.

Интересен тот факт, что даже для отлично физически подготовленного канадца рубеж 350-400 км стал критическим (для средне подготовленных этот рубеж поближе- где в районе 250-300 км). Вероятно, где-то после прохождения этих километров и надо было отдохнуть или поспать. И конечно же в тени, а не на солнце! Следующая остановка на отдых и сон - Брест, поворотный пункт веломарафона, т.е. где 600-625 км дистанции. Далее расстояние между остановками на отдых, скорее всего, должно быть уменьшено, так как Вы уже находитесь в достаточной степени утомления. Остановки на отдых, прием пищи и сон лучше всего совмещать с контрольными пунктами. Правда, не всегда это удается!

При наступлении первых признаках сильного утомления, когда сознание начинает мерцать и плыть, я бы спал бы недалеко от трассы. Вариант сна в переполненной ночлежке с постоянно не бесшумно меняющимся контингентом, например, меня мало прельщает. Для сна на природе необходимо иметь дополнительное снаряжение (миниковрик, термопленка и т.п.), что лишний вес, или быть неприхотливым, как спартанец. Хотя кто знает наверняка, какой вариант лучше!? Все зависит от конкретных условий.

К большому сожалению, другой статьи Теда Милнера о прохождении им в 1995 г. дистанции следующего ПБП нет.

Удалось ли канадцу воплотить в жизнь новую стратегию и выйти на этом веломарафоне из 50 часов? Было бы очень интересно узнать!

Тетерин Александр Федорович-
кандидат географических наук, научный сотрудник Института промышленной экологии
 
Free template 'Feel Free' by [ Anch ] Gorsk.net Studio. Please, don't remove this hidden copyleft!